Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
11:18, 26 июня 2019
 328

Светоч Белогорья. Сочинение Анны Лунёвой заняло второе место в областном конкурсе

Светоч Белогорья. Сочинение Анны Лунёвой заняло второе место в областном конкурсеФото: Семейный архив Краснопольских
  • Статья

Воспитанница Алексеевской воскресной школы Свято-Троицкого кафедрального собора провела исследовательскую работу о нашем земляке архиепископе Митрофане (Краснопольском).

Белгородская епархия совместно с региональным департаментом образования провели литературный конкурс для школьников «Ими гордится земля Белгородская», посвящённый 65-летию образования области. В своей группе второе место присуждено воспитаннице воскресной школы Свято-Троицкого кафедрального собора Анне Лунёвой за исследовательскую работу о нашем земляке архиепископе Митрофане (Краснопольском). В сочинении школьницы приводятся неизвестные факты биографии владыки.

Недавно мне повезло больше обычного: я узнала много нового, познавательного и интересного о семье священномученика Митрофана (Краснопольского), архиепископа Астраханского и Царевского. Во время исследования ставший хорошо знакомым Виктор Краснопольский, внучатый племянник владыки, передал фотографии из семейного альбома и уточнил расположение, где находилась усадьба Краснопольских. Не терпелось побывать на том месте Алексеевки во что бы то ни стало. Сердце охватило волнение, а душа переполнилась радостью, как будто я встречусь с самим владыкой Митрофаном.

От дома Виктора Захаровича до места, где некогда была усадьба Краснопольских, 800 метров по улице Маяковского. И вот я у цели. Здесь некогда жила ничем не примечательная семья Ивана и Анастасии Краснопольских, здесь родился и вырос их сын Димитрий, здесь он был воспитан в духе Истины, приобрёл Веру, которая в конечном итоге привела его к венцу Славы.

Как же происходило рождение этой Веры, чтобы, несмотря на трудные времена учёбы, трагический уход из земной жизни молодой жены, печаль и опеку над маленьким сыном, оставшимся без материнской заботы, всё это не изменило, а только закалило молодого священника в правильности выбранного пути служения Богу?

Его взрастила земля, на которой я сейчас стою. Он вышел с этого самого места, чтобы проследовать путём Христа. Знал ли Димитрий, покидая в 1892 году родной уголок, что больше не вернётся сюда тем, кем был? Об этом мы не узнаем. И только благодаря избранному пути, он всё же возвратится на малую родину в образе святого священномученика Митрофана. Несомненно, эта земля дала ему основы нравственного воспитания, духовную подготовку к испытаниям и трудностям…

Оставив родительский дом, Дмитрий совершенствовал себя, обучаясь в Бирюченском духовном училище, Воронежской духовной семинарии, после смерти жены — в Киевской духовной академии. Выйдя из академии уже иеромонахом и кандидатом богословия, Митрофан служил инспектором Иркутской духовной семинарии, потом ректором Могилёвской духовной семинарии. Получив сан архимандрита, рукоположен первым епископом Гомельским, затем епископом Минским и Туровским.

Здесь проявляется его твёрдость в вере и активное стремление противостоять сектантству. Как поборника русских интересов владыку Митрофана избирают депутатом 3-й Государственной Думы. Он прилагает большие усилия по возрождению в России патриаршества, утверждая, что патриарх нужен «как духовный вождь и руководитель, который вдохновлял бы сердце русского народа, призывал бы к исправлению жизни и к подвигу и сам первый шёл бы впереди».

В сложное для России время в 1916 году владыка направляется на Астраханскую кафедру. Архиепископу Митрофану удалось завоевать всеобщее уважение и любовь. Духовный авторитет его оказался столь велик, что противникам, пришедшим к власти после Февральской революции 1917 года, так и не удалось сместить «черносотенного» владыку с занимаемой им кафедры.

Новая большевистская власть стала готовить владыке Митрофану путь на Голгофу, обвинив его в «белогвардейском заговоре». 8 июня 1919 года он был арестован и, несмотря на многочисленные ходатайства верующих, участь архиепископа Митрофана была уже предрешена.

Предполагал ли владыка, что с ним поступят по «закону революционного времени» и мог ли сохранить себе жизнь? Да, несомненно, понимал, но был готов неколебимо идти по избранному пути. Вот те слова, которые он произнёс в ответ на предостережения со стороны его прихожан и священников:

«Вы предлагаете мне побег, и это в то самое время, когда у нас на глазах расстреливают невинных наших братьев. Нет, я никуда не уеду от своей паствы, на моей груди Крест Спасителя, и он будет мне укором в моём малодушии… Знайте, я совершенно чист и ничем не виновен перед своей Родиной и народом».

Вот он, результат истинной Веры, вот он, виноградный плод, который взрастила Церковь Христова! Стою на месте родового гнезда дорогого мне сердцу владыки, и не могу сдержать слёз. Перед глазами проплывает картина, которую описал один из священнослужителей:

«Жарким выдалось лето 1919 года в Астрахани. Южный город и так никогда не был обделён солнцем, но в разгар Гражданской войны его палящие лучи иссушили землю, грозя будущим неурожаем и голодом. И вот 6 июля небо в низовьях Волги затянуло тучами, прогремели раскаты грома, и невероятной силы ливень хлынул на землю. Старики в тот день, глядя на стену воды с небес, говорили: «Не иначе великого праведника сегодня убили. Никак Господь кровь смывает».

И были правы. Ночью по приказу местного ревкома был расстрелян архиепископ Митрофан, человек замечательной судьбы, истинный архипастырь, мой земляк…

 Я отхожу в сторону от места, где некогда был родительский дом владыки. Рядом с ним располагалась усадьба дяди священномученика, Сергея Краснопольского, раскулаченного и высланного Советской властью, как «врага народа» из слободы. Димитрий часто бывал у дяди, да и как иначе — одна «дворня». Подхожу к дому. Кирпичное здание хорошо сохранилось. Читаю вывеску, находящуюся на нём: «Комплексный центр социального обслуживания населения Алексеевского района». Организация, занимающаяся благотворительностью и гуманитарной деятельностью.

Пока рассматривала здание, ко мне подошла женщина и полюбопытствовала, что я «высматриваю». Разговорившись, она рассказала, что в этом здании до войны и после неё была школа. Она так и называлась «Школа Краснопольского», а затем — городской детский сад №6.

Надо же! Дом тех настоящих хозяев, исполненных христианского духа, продолжает служить людям, в его стенах по‑прежнему пребывает атмосфера любви, добра и милосердия, независимо от сменяющейся власти.

Вспомнились слова священномученика Митрофана:

«Церковь управляется своими законами, нормами, церковная жизнь стоит выше всяких форм гражданского быта. Государственный строй может приходить и уходить, а церковь в основе своей является институтом постоянным, незыблемым в сравнении с приходящими формами».

Достаю только что полученные фотографии двоюродных сестёр и братьев владыки Митрофана и маленькую иконку с его ликом, которая всегда находится у меня, всматриваюсь в лица. Как же они похожи! Все наделены простой красотой: круглолицые, с большими открытыми глазами, прямым и умным взглядом.

Пройдёт немного времени, и я надеюсь, на здании комплексного центра появится памятная доска, аналогичная той, которая располагается на Свято-Троицком кафедральном соборе со словами, раскрывающими всю суть жизненного пути священномученика Митрофана (Краснопольского): «Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил».

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×