Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
16:55, 26 января 2018
 470

Ещё не тюрьма, но уже не свобода. Почему из камеры предварительного заключения два выхода

Ещё не тюрьма, но уже не свобода. Почему из камеры предварительного заключения два выходаФото: odnastroka.ru
  • Новость

Корреспондент Анна Спесивцева побывала в изоляторе временного содержания.

КПЗ (камера предварительного заключения), обезьянник, каталажка, кутузка — как только ни называют изолятор временного содержания! Здесь находятся лица, которые были задержаны на месте преступления, а также люди, которых подозревают в совершении конкретного преступления.

Это единственное до сих пор закрытое учреждение местного полицейского ведомства, куда заходить постороннему человеку запрещено. Но мне как члену Общественного совета при ОМВД России по Алексеевскому району и г. Алексеевке такое право предоставлено. Для журналиста же это тот уникальный случай, которым грех не воспользоваться.

Всё остаётся за дверями

…Изолятор временного содержания (ИВС) находится в помещении полиции. Меня проводят мимо дежурной части, и тут неожиданно останавливает строгий голос: телефон оставьте! С собой проносить нельзя. Препираться нет смысла, и я беспрекословно выполняю приказ. Представляю чувства людей, которые попадают сюда! По правилам, они обязаны сдать мобильник, тем самым делая связь с внешним миром невозможной, а одежда и обувь задержанных лишаются деталей, потенциально опасных для их здоровья и жизни: застёжек, крючков, шнурков, поясов и ремней. Им надлежит также расстаться с содержимым карманов, за исключением носового платка. Подробный перечень изъятых вещей вносится в протокол.

«Специфика работы нашего учреждения предусматривает содержание людей в его стенах только на период проведения с ними следственных действий или судебных разбирательств», — рассказывает помощник дежурного группы режима ИВС ОМВД РФ по Алексеевскому району и г. Алексеевке Василий Алексеевич Расторгуев.

 Максимальный срок пребывания здесь — 10 суток в месяц. Для задержанного отсюда существует только два выхода. Первый ведёт на свободу, когда человека

просто освобождают, а второй — в СИЗО (следственный изолятор) и далее — на скамью подсудимых.

Кто за что…

Сопровождающий проводит нас по коридору, отделённому от внешнего мира прочной решётчатой перегородкой и такой же дверью. Убежать отсюда нет возможности.

В изоляторе семь камер. На момент нашего пребывания здесь были заселены три. Своей участи дожидались семеро задержанных: двое подозреваются в совершении уголовных преступлений, остальные — административных. Василий Алексеевич коротко знакомит с предысторией попадания каждого из них. Один украл у чужих людей 35 тысяч рублей и его, по всей видимости, ждёт тюрьма, другой, иногородний, находясь в изрядном подпитии, попал в переплёт в Алексеевке…

Мне разрешено зайти в камеру, чтобы побеседовать с задержанными. Сотрудники же остаются в коридоре: так велят внутренние правила.

«Специнтерьер»

Временное жильё для «спецконтингента» снабжено минимальным запасом удобств. Для каждого человека отведено индивидуальное спальное место. Сверху светит лампочка, окно — под самым потолком. На стене — вешалка для личных вещей.

В углу находится туалет, который отгорожен невысокой заслонкой, напротив — умывальник, стол для приёма пищи и лавочка в виде буквы «П»… Последние сделаны из металла, обшиты деревом и являют собой цельную конструкцию. Следует заметить, что всё, чем укомплектована эта «жилплощадь», крепко приковано к полу.

В этих застенках могут находиться за неуплату штрафов, те, кто сел за руль в нетрезвом состоянии, учинил на улице драку, а также квартирные воры, вымогатели и домашние дебоширы… Бывают не только мужчины, но и женщины. Недавно, к примеру, шестеро суток отсидела водитель, покинувшая место ДТП.

Весь «спецконтингент» изолятора делится на несколько групп: ранее судимые и не судимые; мужчины и женщины; несовершеннолетние и больные туберкулёзом. Каждая категория содержится отдельно. В отличие от правил приличия, действующих на воле, слабый пол в ИВС никаких льгот и привилегий не имеет. Есть новички и есть те, которые попадают сюда не в первый раз. Дело одного из них, например, насчитывает 50 листов! И ещё имеются такие, кто попросту совершает мелкие преступления, чтобы какое‑то время побыть в тепле и получить порцию еды. Как правило, это лица без определённого места жительства.

Жизнь по режиму

Каждого вновь прибывшего в обязательном порядке осматривает фельдшер. В течение всего срока содержания под стражей задержанный имеет возможность обращаться к нему с жалобами на самочувствие. Тот помогает в пределах своей компетенции. Если потребуется более квалифицированная помощь узких специалистов, больному вызывают «скорую помощь». Но на случай гриппа или другого недомогания здесь есть медицинский изолятор.

Жизнь по режиму ИВС чётко спланирована и регламентирована. Подъём — в 6.00, в 22.00 — отбой. В течение дня проводятся следственные мероприятия и походы в суды. Услугами душевой постояльцы ИВС имеют право пользоваться 1 раз в неделю. Кстати, для любителей почитать есть библиотечка, правда, довольно скромная. Питание здесь трёхразовое. Рацион составляется в размере денежных средств, выделяемых для этой цели областным управлением МВД. Функции «кормящего» для ИВС исполняет одно из городских кафе.

Родственники могут навещать арестованных и приносить им передачи. Но и тут есть ограничения. Размять мышцы, сделать глоток свежего воздуха, а заодно и привести свои мысли в порядок клиенты изолятора могут на ежедневных прогулках. Гуляют в специально отведённом для этой цели прогулочном дворике не менее часа. Место это не совсем обычное: вверху небо можно увидеть только через добротную металлическую сетку. Между прочим, не без гордости подчеркнул Василий Алексеевич, эта площадка для прогулок считается одной из лучших в регионе.

Она просторная, находится в идеальном состоянии. Впрочем, то же самое, наверное, можно сказать и об остальном. В одной из камер сейчас проводится ремонт, остальные в порядке. Кстати, ни одной жалобы на условия содержания от временных

обитателей не поступило. Всего штат сотрудников ИВС насчитывает 16 человек. Самые опытные из них, пожалуй, С. В. Тягнирядно, В. И. Саломахин и другие. Возглавляет ИВС В. П. Гетманский.

На выход!

ИВС — это место, которое человек, проведший в нём хоть какое‑то время, запоминает навсегда и прилагает все усилия, чтобы не оказаться там вновь. Неважно, был ли он внутренне готов к заключению или нет, всё равно, оказавшись там, получает потрясение, и чтобы в какой‑то мере смягчить его, необходимо иметь сильную психику и относиться к жизни с поистине философской безмятежностью. Дело в том, что именно изолятор временного заключения является своего рода преддверием тюрьмы, она позволяет вдохнуть тюремную атмосферу, но оставляет надежду на счастливое решение ситуации и скорое возвращение на свободу.

 

comments powered by HyperComments
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×