Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
Баннер-Ботсад
10:07, 22 апреля 2020

Генерал наступления. Уроженец Алексеевки выпустил книгу о Николае Фёдоровиче Ватутине

Генерал наступления. Уроженец Алексеевки выпустил книгу о Николае Фёдоровиче ВатутинеФото: mirbelogorya.ru
  • Статья

Работа Николая Карташова вышла в свет в столичном издательстве «Молодая гвардия» в популярной серии «Жизнь замечательных людей».

В объёмном томе перед нами предстал рельефный портрет военачальника, расцвеченный неизвестными ранее красками. Под красками я имею в виду солидную базу различных документов — приказов, директив, шифровок, донесений, мемуаров, воспоминаний родных и близких генерала. Они органично вплетены автором в художественное повествование.

Военная стезя будущего военачальника началась с обычного призыва на службу, что совсем не предвещало его армейское будущее. Начинал‑то он образование в коммерческом училище. Автор книги включил воспоминания его однокашника, в памяти которого Николай Фёдорович Ватутин остался как «мальчик небольшого роста, очень аккуратный и дисциплинированный, крайне выдержанный и вежливый», который хорошо учился. Юный Николай окончить училище не смог: в размеренные будни учебного заведения вихрем влетели революционные волнения 1917 года. Земскому стипендиату Ватутину перестали выплачивать стипендию, и он вернулся в своё Чепухино, где по воле сельского схода как «грамотный, честный и справедливый» избран председателем комиссии по разделу земли. Эти две характеристики-ремарки Ватутина, впервые обнародованные, отразили корневые свойства его натуры, которые отличали полководца во все годы службы Отечеству.

В апреле 1920 года юный Николай уже шагает в строю по одной из улиц Харькова, он красноармеец 3-го запасного стрелкового полка. Надетое там армейское обмундирование на всю оставшуюся жизнь стало для него привычной формой одежды. Продолжил службу в запасном батальоне, получил боевое крещение в схватках с бандитами под Луганском. А в октябре того же года произошёл коренной поворот в его жизни: он решил стать кадровым военным. Наиболее подготовленный и «один из самых грамотных бойцов» красноармеец Ватутин был зачислен на пехотные Полтавские курсы красных командиров. Впоследствии маршал Советского Союза Александр Михайлович Василевский особо подчеркнул, что «военное дело оказалось его призванием».

Автор приводит рассказ сестры Ватутина Матрёны о пребывании молодого красного командира в отпуске на малой родине. В Чепухине он стал семьянином, взял в жёны приглянувшуюся ему девушку Татьяну из соседнего села Вороновка.

«Она будет делить с ним, как и положено командирской жене, все тяготы и невзгоды военной службы»,- подчеркнул Николай Карташов верный выбор супругов, их будущую семейную солидарность.

Взросление молодого красного командира началось в 67-м Купянском стрелковом полку, в котором он принял под своё начало отделение, а потом — взвод. Старание Ватутина в обучении красноармейцев выпукло отражают малоизвестные детали, обнародованные автором. Командир-воспитатель обучал подчинённых не только строевой и физической подготовке, теории стрельбы, тактике боя, но и грамоте — тех, кто плохо владел ею. Занятия по чтению, письму и арифметике он продолжал дома вместе с супругой Татьяной, которая не прошла курса даже сельской школы. Красноречиво письмо заботливого мужа, в котором он детально растолковывает жене, как найти нужный процент от числа.

В личном деле Ватутина появляется запись: «Любит военную службу. Твёрдо знает своё дело». Молодого командира побуждают учиться дальше. Он оканчивает Киевскую высшую объединённую школу командного состава с отличием, уверенно проходит конкурсы для зачисления в Военную академию им. М. В. Фрунзе, затем после «закрепления пройденного» в штабах дивизии и округа — в Академию Генерального штаба.

В дальнейшем, учитывая талант военачальника, Ватутина выдвигали на высокие посты в руководстве Красной армии. В феврале 1941 года он был уже первым заместителем начальника Генерального штаба. В книге подчёркивается озабоченность Николая Фёдоровича недостатками в обороне западных границ и в вооружённых силах, когда всё очевиднее становилась надвигающаяся военная угроза. И он энергично действует в рамках своей компетенции. Как вспоминал маршал Александр Михайлович Василевский, «в тот период Генеральный штаб работал с неослабевающим напряжением».

Началась Великая Отечественная война, и защита Отечества от нашествия гитлеровцев стала звёздным часом Ватутина. Уже 22 июня он остался во главе Генерального штаба, поскольку его непосредственного руководителя Георгия Константиновича Жукова отправили на фронт «искать порванные нити управления». На него и военное ведомство был обращён взор руководства страны. В той ситуации, постоянно ощущая раздражение Иосифа Виссарионовича Сталина, Ватутин на докладах к нему стремился изложить подлинную картину происходящего на фронтах, а услышав упрёки в незнании обстановки, высказал просьбу направить в войска.

Сказано было в сердцах, но просьбу «припомнили». На девятый день войны генерал-лейтенанта Ватутина направили на Северо-Западный фронт. Как отмечал Георгий Жуков, он «без особой надобности назначен начальником штаба». По его словам, «это была большая утрата для Генштаба, так как Николай Ватутин хорошо знал войска, был исключительно чёткий, оперативно грамотный и трудолюбивый генерал».
 

Генерал наступления. Уроженец Алексеевки выпустил книгу о Николае Фёдоровиче Ватутине - Изображение Фото: Александр Панченко

Николай Фёдорович, приученный к армейским превратностям, как должное воспринял новое назначение и незамедлительно принялся за дело: готовил предложения, вырабатывал решения и управлял войсками.

«Несмотря на тяжёлую обстановку, поступление разведданных от войск примерно с конца второй недели значительно улучшилось. Особенно это стало заметно с приходом на должность начальника штаба фронта генерал-лейтенанта Ватутина, организовавшего с первых шагов работу штаба и добившегося значительного улучшения связи и управления войсками», — привёл рассекреченный документ Николай Карташов, подтверждающий как с прибытием Ватутина, была налажена работа штаба.

В январе 1942 года Северо-Западный фронт провёл наступательную операцию, в ходе которой наши войска продвинулись более чем на 100 километров и освободили несколько городов. Успеху способствовало и то, что Ватутин спланировал начать наступление неожиданно для врага ночью, обходя опорные пункты, используя незанятые промежутки местности, перерезая коммуникации противника в тылу.

В начале мая 1942 года начальник Генерального штаба Александр Василевский предложил Сталину вернуть Ватутина в Москву. «А что Ватутин не годится на фронте?», — поинтересовался Верховный главнокомандующий. «Годится, товарищ Сталин, — ответил Василевский. — Но в Генштабе он будет нужнее». В то время главный рабочий орган Ставки, как подчеркнул автор, «буквально задыхался без квалифицированных штабных работников».

Отмечая новые краски в многоцветном портрете Ватутина, нарисованном Николаем Карташовым в биографической книге, мы основное внимание уделили наименее известному периоду жизни полководца. Его последующие громкие операции нашли отражение во многих документах, воспоминаниях и книгах, посвящённых Великой Отечественной войне и участию в ней Николая Фёдоровича. Эти стратегические «сюрпризы» для врага известны многим, кто интересуется боевым наследием знаменитого военачальника. Впрочем, у читателей есть прекрасная возможность узнать подробности в новой книге. Напомним только о том, что происходило в наших местах Среднего Придонья.

В биографическом издании подробно освещается положение Воронежского фронта в тяжёлый период сражения за главный город Черноземья в 1942 году. Примечательно, что сам Ватутин обратился к Сталину с предложением назначить его командующим.

«Этот мой поступок, наверное, напоминает решение сержанта принять командование ротой, когда он видит, что вокруг в данную минуту нет никого более подходящего, и отваживается мгновенно», — привёл размышления генерала Карташов. 

Во время летних и осенних боёв 1942 года командующий фронтом организовал несколько мощных контрударов, захватил плацдармы на западных берегах рек Дон и Воронеж. Ватутин не давал войскам «застаиваться» в обороне, готовил к решительным боям. Автор книги подчёркивает: «В общей сложности Воронежский фронт удерживал перед собой не менее тридцати вражеских дивизий, которые очень пригодились бы немцам под Сталинградом».

Карташов ссылается и на выводы противника, немецкого генерала Типпельскирха: «В районе западнее Дона решающих успехов добиться не удалось… Дальнейшее развёртывание наступления было затруднено, так как левое крыло, которое по первоначальному плану должно было продвигаться через Воронеж на Саратов, застряло у Дона».

Ватутин не смог командовать Воронежским фронтом в период январского наступления 1943 года, поскольку его перевели в прежней должности на Юго-Западный фронт. Но он оставил принявшему от него дела генералу Филиппу Ивановичу Голикову слаженное фронтовое управление, а также войска, готовые к контрнаступлению. Это позволил добиться впечатляющих успехов в Острогожско-Россошанской и Воронежско-Касторненской операциях.

Ватутина называли «генералом от наступления», а в гитлеровских штабах — гроссмейстером, о чём ярко свидетельствует его умелое командование фронтами в Сталинградской и Курской битвах, при форсировании Днепра и в освобождении Киева. Это отразилось в прибавлении звёзд на погонах. В декабре 1942 года ему было присвоено очередное звание генерал-полковника, а в феврале следующего года — генерала армии. И всё же Ставка не включала Ватутина в разряд своих «любимчиков», скупилась на поощрения. Автор замечает, как после успешного форсирования Днепра отличившимся бойцам и командирам массово присваивали звание Героя Советского Союза. Командующего фронтом не внесли в такой наградной список, хотя по большому счёту кто, как не он, организовал решительный бросок через реку. Обошли его с наградами и после Корсунь-Шевченковской операции.

Только в год 20-летия Великой Победы генерал армии Ватутин посмертно был удостоен этого высокого звания, которое заслужил при жизни. Если бы в феврале 1944 года не случилось тяжёлое ранение в бою с бандеровцами, ставшее причиной гибели, Николай Фёдорович наверняка прошёл в парадном строю по Красной площади в 1945 году и остался бы в нашей памяти как генерал Победы. Хотя еще на фронте он уже получил это уважительное звание. В том убеждает нас книга-исследование Николая Карташова.

В год 75-летия Великой Победы документальное повествование не только ярко прослеживает становление и проявления полководческого таланта Ватутина. Мы понимаем, что заряженные им на победу войска 1-го Украинского фронта в сплочении с другими продолжили наступательный порыв и водрузили Красное знамя в поверженном Берлине. Взглянем шире, к чему побуждает нас книга-биография. Наша армия во главе с выдающимися генералами-стратегами, среди них и Ватутин, сыграла решающую роль в разгроме гитлеровской Германии. Это непреложная историческая правда. Она не может подвергаться сомнениям и искажениям в угоду пандемии политической конъюнктуры.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×