Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
10:04, 19 сентября 2018
 Николай Карташов 69

Член Союза писателей Николай Карташев нашёл новые сведения об отце Николая Станкевича

Член Союза писателей Николай Карташев нашёл новые сведения об отце Николая СтанкевичаФото: Архив Государственного исторического музея
  • Николай Карташов
  • Статья

В архиве семьи именитого писателя и публициста есть немало материалов, относящихся к жизни его родителей.

Думается, читателям будет небезынтересно узнать о Владимире Станкевиче. Именно он являлся нравственным примером для своего сына и оказал на него огромное влияние. От отца будущий поэт, философ и просветитель унаследовал ум, усердие, честность, благородство и красоту души.

Впрочем, обо всём по порядку. Владимир Станкевич родился в 1786 году. В 12-летнем возрасте окончил Харьковское казённое училище, где показал себя примерным учеником. Это подтверждается, в частности, похвальным свидетельством, которое ему было вручено в декабре 1798 года на торжественном акте училища. «Награждён, — выведено каллиграфическим почерком в документе, — за отличное в науках прилежание и порядочное поведение для вящего впредь к тому поощрения».

Когда Станкевичу исполнилось 18 лет, он поступил на службу в армию. В составе прославленного Ахтырского гусарского полка участвовал в 1805–1807 годах в русско-французской кампании и в походе в Пруссию. Май-ноябрь 1809 года в его формулярном списке отмечен походом в восточную часть Галиции для защиты русских интересов в условиях войны Франции и Великого герцогства Варшавского против Австрии.

«Со дня вступления в службу в 1804 году марта 18-го дня был всегда примерного поведения, выполнял возлагаемые ему поручения с ревностью, показывал отличное усердие, а притом в походе 806-го и 807-го годов в Пруссии, находясь в действительных противу французов сражениях, отличил себя храбростию, в вознаграждение коей и получил офицерский чин…», — говорится в аттестате на Станкевича.

Однако из‑за болезни Владимир Иванович в чине поручика вышел в феврале 1811 года в отставку и занялся гражданской деятельностью. Не раз помещик Станкевич служил по дворянским выборам, был исправником, уездным предводителем дворянства.

Из документов известно, что в начале 1820-х годов семье помещика Станкевича принадлежало более 300 крестьян в сёлах Удеревке, Муховке, Погибелке, хуторе Чесношном, деревне Матрёнке, два винокуренных завода, конный и салотопенный заводы, мельница, манеж, конюшни, овчарни… Непосредственно в самой Удеревке, по описанию 1829 года, семье Станкевичей принадлежало 312 десятин земли и 45 десятин леса, фруктовый сад на 5 десятинах.

 По словам Павла Анненкова, первого биографа Николая Станкевича:

«Отец Станкевича был высокого практического ума, здравого смысла и благородных правил. Его также отличали прямота и честность характера, природная деликатность. Хитрости и высокомерия он не выносил, со всеми обходился ровно и уважительно, как с помещиками, так и с крестьянами».

О сердечном отношении помещика Станкевича к людям и, в частности, к крепостным крестьянам, красноречиво говорит такой факт. Богатый помещик из соседнего уезда решил продать оркестр — шесть музыкантов вместе с их семьями. Житьё-бытье у них там было никудышное. Выкупил музыкантов Станкевич. Можно себе представить, каково им было менять одного хозяина на другого, совершенно незнакомого.

К счастью, им не пришлось об этом жалеть. Новый хозяин очень сочувственно отнёсся к их положению. Семьи музыкантов были расселены по отдельным и чистым хатам, специально предназначенным для служивших в имении людей. Каждому музыканту была назначена помесячная денежная плата, а также определена провизия.

Такую заботу о своих работниках отец Станкевича проявлял постоянно. Это было чертой его характера. И чтобы ни случалось — свадьба или похороны, новоселье или болезнь — он никогда не оставался безучастным к радостям и бедам людей, всегда старался им помочь. В один из неурожайных годов, когда хлеб стоил очень дорого, Владимир Иванович распорядился отпускать зерно и муку по низким ценам. Кроме того, наиболее бедным крестьянам хлеб был выдан бесплатно.

Добавим ещё несколько штрихов к портрету Владимира Станкевича.

Однажды он проезжал на лошади мимо леса и обнаружил чужого мужика, который рубил дерево. Тот, увидев помещика, бросился ему в ноги — не губите!

«Дурак, — сказал ему Станкевич, — не за то я тебя ругаю, что ты моё дерево самовольно рубишь, а за то, что ты рубишь по‑глупому: ведь оно на тебя же упадет и придавит!».

Что касается честности своих людей, то Станкевич однажды при большом стечении гостей так выразился:

«Мои люди нисколько не жадны к золоту, а вокруг полуштофа поставь хоть роту солдат с саблями наголо — украдут!».

Станкевич рачительно вёл хозяйство, следил за техническими новинками в России и за границей, применял эти новшества у себя в имении. Когда его сын Николай находился на учёбе и лечении за границей, то он, что называется, нагружал его конкретными поручениями и вопросами относительно цен на хлеб, постановки дела на сахарных заводах, просьбами выслать брошюры по сельскому хозяйству. Иными словами, это был помещик новой формации, который, выражаясь современным языком, сумел организовать успешный бизнес. Неслучайно поэтому Владимир считался одним из самых богатых помещиков Воронежской губернии.

Немалое хозяйство давало и отдачу. Станкевич-старший поставлял муку, крупы, вино, сало, другой провиант Войску Донскому, Черноморскому флоту, породистых лошадей, а конкретно, орловской породы — конногвардейским и уланским полкам, расквартированным в уездах Воронежской губернии.

О том, как серьёзно и ответственно подходил Станкевич к выполнению контрактов для нужд армии, можно судить по Свидетельству, выданному ему 21 июня 1825 года одним из воинских начальников. В документе говорится:

«Отставной поручик Владимир сын Станкевич… поставил из Воронежа в провиантский магазин на продовольствие войск Кавказской линии на правом фланге расположенных: муки 73 452 четверти и круп 6 866 четвертей с безупречной успешностию за месяц до условленного срока; квитанции от оного магазина ему выданы за № 201, 203, 328, 332 и являют, что он сдал всё то в совершенной исправности, в законном весе и в лучшей доброте».

Далее командир отмечает, что будучи назначенным от командира отдельного Кавказского корпуса генерала от инфантерии и кавалера Алексея Ермолова для надзора по сей операции, сам был очевидцем чрезвычайной деятельности контрагента Станкевича, а потому долгом считал свидетельствовать оной и об отличной его исправности.

Ещё раньше, в годину суровых испытаний, когда полчища Наполеона вторглись в Россию, Владимиручаствовал в организации воронежского народного ополчения и занимался снабжением армии продовольствием. За труды по защите и спасению Отечества был награждён бронзовой медалью «В память Отечественной войны 1812 года» на владимирской ленте.

В последующем отец Станкевича ещё не раз удостаивался наград и поощрений. Одну из благодарностей ему объявил воронежский губернатор за помощь в расследовании преступления об ограблении помещицы Костомаровой, матери известного впоследствии российского историка Николая Костомарова.

Вот строки из письма, которое 13 февраля 1833 года направил отцу Станкевича губернатор Дмитрий Бегичев:

«Милостливый государь Владимир Иванович! Чиновник особых поручений капитан Шилинг, производящий расследование о смерти помещика Костомарова, и о разграблении дома вдовы его… довёл до сведения моего о содействии вашем к отысканию настоящих преступников сего злодеяния и об усердии назначенных вами расторопных и благонадежных людей, употреблённых им в окрестностях слободы Юрасовки для секретного разведывания о сём происшествии. Принимая сии благонамеренные содействия сего столь важного преступления, с особым чувством признательности я, с истинным почтением и преданностию, имею честь быть, милостливый государь, вашим покорнейшим слугою. Бегичев».

А дело было так. Помещица уехала в Воронеж, а ночью в её дом проникли грабители. Они связали сторожа, покалечили нескольких дворовых людей, при этом жгли их свечками, пытая, есть ли у барыни деньги и где она их хранит. Потом преступники сорвали замки в комодах и шкафах и унесли все ценные вещи. Станкевич-старший, являясь в ту пору исправником Острогожского уездного суда, сумел по горячим следам найти воров. Виновником разбоя оказался помещик Валуйского уезда, отставной прапорщик Заварыкин, а соучастниками преступления стали местные крестьяне. Виновных вскоре осудили и сослали на каторгу в Сибирь.

Имелись у Станкевича поощрения даже от самого государя. В 1832 году «за беспорочную выслугу» он был награждён орденом Святого Владимира четвёртой степени. А в 1834 году « за пожертвование в пользу погоревших жителей города Тулы» император Николай I объявил поручику Владимиру Станкевичу «совершенное удовольствие за поступок, достойный русских граждан». Поступок этот, действительно, заслуживает глубокого уважения. Когда в Туле произошёл страшный пожар, в результате которого выгорел почти весь город, Владимир пожертвовал погорельцам 100 тыс. рублей. Деньги по тем временам, надо заметить, большие, сродни нынешним миллионам.

Так что будущему поэту и философу было с кого брать достойный пример. Став взрослым человеком, Николай Станкевич с чувством сыновней благодарности написал родителям:

«Вы, верно, не будете раскаиваться, что давали всегда простор любви вашей к детям; правда, мы все, может быть, немножко избалованы, но от избалованности скоро, слишком скоро вылечивает жизнь; зато все мы, верно, единодушно скажем, что вашей любви обязаны мы всем, что только есть в самом деле хорошего в нас, что она сохранила сердца наши и открыла их для ощущений любви и дружбы, без которых жизнь не имеет смысла и без которых человек, поневоле, делается дурным».

И не согласиться с этими словами нельзя…

Владимир Станкевич умер в 1851 году, пережив своего знаменитого сына Николая на 11 лет. Его похоронили рядом с ним на семейном кладбище в Удеревке.

comments powered by HyperComments
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×