Заря31

Последний оркестрант. Алексеевец посвятил полвека жизни музыкальной карьере

9 августа , 13:38КультураФото: Александр Панченко

Мужчина рассказал журналисту «Зари» свой примечательный творческий путь.

Степан Пимонович — один из тех, чья трудовая деятельность была напрямую связана с духовой музыкой. Более того, он долгие годы руководил коллективами и при этом сам играл на баритоне. Вышло так, что с его уходом на заслуженный отдых деятельность городских духовиков пошла на спад, а затем и вовсе прекратилась.

«Незаменимых людей не бывает!» — часто приходится слышать крылатое выражение. В данном случае получилось так, что заменить-то Маркова оказалось, увы, некем…

Степану Пимоновичу — 80. Любопытно, что его день рождения — 9 Мая, и, как любому человеку искусства, в этот священный праздник всегда приходилось работать.  Но теперь всё иначе. И свой день рождения он может спокойно провести дома, в кругу родных и близких. Правда, уже без супруги, которая, к большому сожалению, покинула этот мир…

Кто бы мог подумать, что сельского мальчишку, воспитывавшегося в семье, где понятия не имели об этом ни работяга отец, трудившийся в колхозе столяром-плотником, ни мать, пропадавшая в поле, ждёт музыкальная карьера длиной в полсотни лет?! Родился в военном 1942-м году, довелось на себе ощутить голод и холод. Казалось бы, какая музыка? О чём речь? Тут бы концы с концами свести, а не пиликать на инструменте. Ан нет. Была в доме гармошка, которую освоил Стёпка, и выступал с ней на сцене, и в клубе даже играл, а девки с парнями под музыку плясали.

«Не мужицкое это дело — клавиши перебирать! Надо серьёзным трудом на хлеб зарабатывать!», — сдвинув брови, говорил отец, расценивая увлечение как забаву.

Вот и пошёл Степан трудиться механизатором, кузнецом, плотником-бетонщиком. Работал на заводах «Серп и молот» и ХТЗ в Харькове. Но от судьбы не уйдёшь: жил с ним в общежитии парень из Борисовки, который приехал сюда с баяном. С завистью смотрел на инструмент Степан, жадно прислушивался к извлекаемым хозяином звукам. И не было у него мечты больше, чем самому заиметь такой баян и научиться на нём играть.

Сосед, видя интерес, предложил вместе поступить в вечернюю музыкальную школу, чтобы там уже по-настоящему освоить игру на баяне. Степан с радостью согласился. Так и совмещал работу и учёбу: днём — завод, вечером — музыкальная школа. Когда пришла пора выбирать что-то одно, выбрал музыку. Преподаватель настоятельно рекомендовал ему не бросать это дело. Сказал, что у Степана большой потенциал. Так он поступил в Белгородское музучилище. Там-то его, собиравшегося отправляться на работу в Вейделевку, и переманил тогдашний директор Алексеевской музыкальной школы Всеволод Соколов

— Есть работа в музыкальной школе, — сказал, как отрубил, он. — Как раз образовалась вакансия — нет преподавателя по классу баяна. Поедешь к нам!

Первый год работы Степан Пимонович запомнил на всю жизнь — обучать игре пришлось сразу 43 человек вместо положенных 15-ти! Вот это была нагрузка! Но она-то его как раз и закалила.

Соколов сам был трубачом, поэтому вовлёк Маркова в свой оркестр. Сначала был альт, затем освоил баритон. Зарплаты в то время в музыкальной школе были маленькими, всего семь тысяч, поэтому приходилось крутиться, находить подработку, чтобы прокормить семью, в которой трое детей. В СПТУ-24, сельскохозяйственном техникуме создал из числа студентов и преподавателей духовые оркестры, мотался в сельские школы, чтобы научить детишек игре на баяне, участвовал в мероприятиях. Сколько прошло через его руки учеников, сосчитать невозможно.

Люди старшего возраста наверняка с ностальгией вспоминают о том, что ни одно масштабное мероприятие в городе не обходилось без духового оркестра. Бодрый настрой, бравурная музыка, особые звуки, которые ни с чем спутать нельзя, всегда вызывали бурю эмоций в сердце каждого — и старого, и молодого. А кто ещё бы мог «сделать ножку», возглавив парадный марш под парадную музыку, от которого — дрожь по телу? И какие инструменты, вздыхая и плача, могли так сильно задевать струны души, когда человека провожали в последний путь?..

Это, действительно, потрясающе! Такого эмоционального настроя никакая другая музыка обеспечить не в состоянии…

Жаль, что в нашем городе такого больше нет. А ведь были времена, когда некоторые предприятия города и даже учебные заведения могли себе позволить держать свои музыкальные коллективы. К примеру, в школах №№ 2, 3, в СПТУ-24, на сахарном заводе, эфирокомбинате, мясоптицекомбинате, молочноконсервном комбинате… На праздничных демонстрациях в честь 1 Мая, 7 Ноября колонны трудящихся возглавляли духовые оркестры, и это было, как сейчас говорят, круто!

После того, как Соколова не стало, руководство духовым оркестром перешло в руки Маркова. К тому времени он уже стал настоящим профессионалом.

— «Дыхалку» свою разработал так, что переплывал речку под водой от одного берега к другому, — смеётся он. — В молодости этого не делал, а тут — легко.

Бывший начальник управления культуры Алексеевского района Юрий Афанасьев, человек увлечённый и болеющий за своё дело, загорелся идеей создать на базе школы искусств профессиональный городской оркестр. Чтобы в нём играли не только ученики, но и взрослые, у кого есть богатый опыт, благо выбрать было из кого. Так в составе нового сборного оркестра появились маститые музыканты: Павел Куксенко, Игорь Чужиков, Александр Лобода, Александр Нигодин и другие, пришедшие из разных коллективов. Дирижировал Марков.

Ушёл на заслуженный отдых Юрий Павлович, ушёл Степан Пимонович, и коллектива не стало…

А, вот, талант музыканта никуда не делся. Марков до сих пор виртуозно играет на баяне, является душой любой компании и иногда радует своей игрой жителей двора.

В его практике был необычный случай, когда северяне, накупившие в Алексеевке квартир и продолжавшие работать, жильё сдавали внаём. В одной из таких квартир и проживал музыкант со своей семьёй. Несколько хозяев пребывали здесь, находясь в отпуске и греясь на солнышке. Вечерами они просили, чтобы Пимонович порадовал их своим исполнением, и тот не отказывал.

Однажды, прознав про то, что Марков является заядлым рыбаком, спросили, на чём тот добирается до водоёмов.

— На чём придётся, — ответил тот безо всякого.

Каково же было его удивление, когда северяне вскоре подогнали… новенький мотоцикл «Минск»! Таким образом, совершенно чужие люди, сложившись, сделали незабываемый подарок, который прослужил три десятка лет. Вот как велико было уважение к этому человеку!

50 лет оттрубил в прямом смысле слова человек! Не заслужил ни орденов, ни медалей. А уважение заслужил! И добрую память о себе оставил.

И сейчас, прогуливаясь по городу, его обязательно окликнет тот, кто рад его видеть и кому дорога память…

Авторы:Анна Спесивцева