Заря31

И стала бабушка приёмной. Как алексеевцы проявили милосердие

19 декабря 2022, 09:48ОбществоФото: Александр Панченко

Корреспондент «Зари» побывала в мухоудеровской семье, где женщина приняла к себе в дом односельчанку.

Знаю много фактов, когда в семьях появлялись приёмные дети, но чтобы взяли к себе жить чужого старого человека, такого не припомню. По крайней мере, сталкиваться с таким явлением не приходилось.

В Мухоудеровке эту историю стали забывать. А поначалу факт переселения бабушки Тони к Евдокии Ольшанской вызвал большой интерес. Но надо знать Дусю: её сердобольный характер, неравнодушие не позволили оставить престарелого человека в беде.

Никто и не думал, что так повернётся. Каждый жил сам по себе. У Евдокии Петровны судьба выдалась тяжёлой: десять лет назад похоронила сына, а спустя три года неизлечимая болезнь унесла жизнь мужа. Несмотря на это, женщина не опустила руки, не утратила душевной теплоты. Семья дочери Марии, трое внучат стали смыслом её жизни. Они — частые гости в её доме, и бабушке в радость стряпать для них, проводить досуг. Любит также привечать внуков по линии сына, племянников — дом её всегда открыт для гостей. 

Когда-то Евдокия Петровна работала на птицефабрике, потом в строительной организации. В настоящее время трудится технической служащей в местной школе, и отзывы о ней — самые лучшие.

Глава местной сельской администрации Оксана Былдина также не жалея добрых слов рассказывает о своей землячке:

— Евдокия Петровна у нас незаменимый человек! Она принимает активное участие в ветеранских спартакиадах, в общественной жизни села. На торжествах, где требуются услуги кулинаров, также всегда готова прийти на помощь. Куличи, выпечка, торты у неё необычайно вкусные. Безотказная и очень ответственная. И Маша, дочь, у неё такая же — она трудится в местной администрации…

Антонину Иванову судьба тоже не баловала. Вся жизнь в трудах: работала в колхозе дояркой, ездила на торфоразработки, довелось даже побыть грузчиком и нянчить чужих детей…

Так же, как и Дуся, потеряла мужа и единственного сына Ивана, а потом лишилась и внука. Со вторым супругом 37 лет прожили в мире и согласии, а когда он умер, осталась одна в доме, который находится на улице Бурячной. Когда-то здесь было людно, теперь осталось всего несколько жилых домов. Улица находится на удалении от центральной усадьбы, и пока был жив хозяин, это не доставляло особых неудобств.

Дуся появилась в её жизни, можно сказать, нечаянно. В 1980-е годы она жила здесь, а потом переехала в центр Мухоудеровки, на новое место жительства. Особо не дружили — уж больно большая разница в возрасте, но знали друг друга хорошо.

Когда супруг бабы Тони умер, Дуся, по своему обыкновению, помогала с поминками. А через некоторое время старушка позвонила и попросила бывшую соседку подстричь её. Евдокия, разумеется, не отказала — она специалист и в этом деле! И пока стригла, наслушалась разных жалоб на то, что старому человеку принести в дом воды сложно, купить продукты — проблема, ходить самой за хлебом и другими покупками далеко и тяжело, многое стало не под силу. Вырастить картошку на огороде тоже уже невмоготу… Горевала старушка искренне: оказаться наедине с житейскими проблемами на склоне лет очень непросто.

И до того Евдокия прониклась услышанным, что поделилась переживаниями с дочерью. Впечатлительная девушка тоже всё приняла близко к сердцу. 

На другой день обе отправились на улицу Бурячную.

— Баба Тоня, поедешь к нам жить?

— Поеду!.. — не веря своим ушам, растерянно выдохнула старушка. Не ожидала, что чужие люди могли предложить такое.

Так и оказалась в семье Ольшанских. И вот уже четвёртый год живёт здесь. Места в доме не так много, однако для бабули выделили целую комнату. Общий стол, внимание — всё, как в обычной семье. Её здесь считают уже своей. Баба Тоня ещё довольно уверенно двигается, читает газеты, бывает на улице, общается с соседями. Вот только со слухом у неё проблемы, приходится разговаривать с ней громче обычного.

— Дюже хорошие люди, — хвалит она хозяйку дома и её дочь. — Мне здесь хорошо, никто не обижает. — И тут же, опустив голову, добавляет: — Может, я им и мешаю. Скорее бы Господь забрал меня к себе…

— Что ты! — спешат её успокоить Евдокия с Машей. — Никому ты не мешаешь. Живи! Мы уже привыкли к тебе, и ты для нас, как родная…

Баба Тоня облегчённо вздыхает: в очередной раз она услышала то, что больше всего хотелось услышать.

Было бы несправедливо сказать, что в местной администрации о проблемах Антонины Андреевны не знали. Знали! И уже готовили место для её переезда в дом престарелых. Только той вовсе не хотелось оказаться в казённых стенах…

В апреле нынешнего года Антонине Андреевне исполнилось 90 лет. Чествовали её торжественно: с цветами и подарками прибыли представители местной администрации, гости из горокруга, певуньи из социальной гостиной «Вдохновение» окружного комплексного центра обслуживания населения. Дуся накрыла праздничный стол. Юбилярша даже прослезилась от всеобщего внимания: за всю жизнь такого не видела!

Кстати, на днях благодетельница Евдокия Петровна сама отметила 60-летний юбилей. Её чествовали прилюдно, и в заслугу, помимо всего прочего, ставили этот пример бескорыстия, милосердия и добросердечности. Пригласить жить в дом постороннего человека — со своим укладом жизни, привычками, тем более в преклонном возрасте, — решится далеко не каждый. И только необыкновенная доброта, человеколюбие, широта души могут сподвигнуть на такое…

Авторы:Анна Спесивцева